Госдума разгромила пенсионеров в первом чтении

На фото: во время пленарного заседания Государственной думы РФ, главная тема которого — рассмотрение в первом чтении законопроекта о внесении изменений в пенсионную систему (Фото: Антон Новодережкин/ТАСС)

19 июля депутаты Госдумы одобрили в первом чтении законопроект о повышении пенсионного возраста. «За» проголосовали 327 парламентария, «против» — 102.

Основные параметры документа представил глава Минтруда Максим Топилин. Реформа будет поэтапной: переходный период для мужчин продлится с 2019 до 2028 года, для женщин — с 2019 до 2034 года. Пенсионный возраст вырастет для всех групп пенсионеров (для мужчин с 60 до 65 лет, для женщин — с 55 до 63 лет), за исключением военных пенсионеров — для них параметры определят позднее.

По словам Топилина, ключевой довод в пользу реформы — «беспрецедентный» рост пенсий. Прибавка неработающим пенсионерам в среднем составит тысячу рублей в месяц, или 12 тысяч в среднегодовом выражении. В результате, средняя пенсия в 2019 году поднимется до 15,4 тыс. рублей, заверил министр.

Кроме того, он напомнил, что действующий пенсионный возраст — 60 и 55 лет для мужчин и женщин — был закреплен в Германии в конце 1920-х, и получил развитие в 1930-е. Показатели продолжительности жизни тогда были 40 лет для мужчин и 45 лет для женщин, а доля пенсионеров — 2% против 30% нынешних. «Жизнь серьезно изменилась. Мы не можем оставаться в 30-х годах прошлого столетия», — убеждал присутствующих Топилин.

Но, видимо, не убедил. Его содокладчик — глава комитета по труду, социальной политики и делами ветеранов Ярослав Нилов подчеркнул, что в законопроекте нет механизма повышения размера пенсий. Единственный способ — индексация, а в 2018 году пенсии были проиндексированы всего на 3,7% при инфляции 2,5%. Он также отметил, что в законе нет предложений по адаптации лиц пенсионного возраста к реалиям рынка труда, и что от реформы выиграют, прежде всего, НПФ. В конце выступления Нилов умыл руки: заявил, что комитет рекомендует принять проект закона в первом чтении, но сам он занимает противоположную позицию.

После этого критика законопроекта усилилась. Коммунист Николай Харитонов заявил, что реформа не учитывает региональную специфику: если в Москве средняя продолжительность жизни составляет 70 лет, то в Твери — 69 лет, в Туве — вообще 64 года. То есть, депутат прозрачно намекал, что до пенсии в России теперь можно и не дожить.

Но глава Минтруда и депутаты-единороссы, похоже, решили жить по пословице «бесстыжему плюй в глаза — все божья роса». Спикер Госдумы Вячеслав Володин призвал всех «голову в песок не засовывать» в вопросе повышения пенсионного возраста. А Топилин пообещал, что программа повышение квалификации пожилых россиян, на которую правительство намерено выделять по 5 млрд. рублей в год, будет доработана ко второму чтению.

Вслед за этим лидеры трех оппозиционных думских фракций дружно выступили против принятия законопроекта. Самым убедительным оказался глава КПРФ Геннадий Зюганов. Он отметил, что законопроект — «удар под дых стабильности». «Не принимайте эти законы, вам дети и внуки не простят», — адресовал Зюганов свои слова единороссам в зале.

Но депутаты «Единой России» его не услышали.

— Кабмин чувствует безнаказанность и вседозволенность, протаскивая пенсионную реформу, — считает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Причем, остается открытым вопрос: зачем обрекать на мытарства миллионы людей?

Власти не просто отравляют перспективу гражданам предпенсионного возраста — они делают невозможным выживание для многих из них. В России — в отличие от других стран — фактически нет пособия по безработице. Если на рынке труда окажется избыток, пожилым не на что рассчитывать. Они не смогут ни прокормить себя, ни оплачивать коммунальные услуги. Получается, этих людей выкидывают на улицу — отправляют нищенствовать. Ведь как показывает практика, у жителей сел, небольших поселков и некрупных городов просто нет альтернативы по занятости.

Реформа затрагивает и родственников тех, кто должен выйти на пенсию. Потому что именно им придется пожилых содержать — несостоявшиеся пенсионеры станут иждивенцами.

В результате, правительственный законопроект создаст колоссальное социальное напряжение. Оно может запросто выплеснуться в массовые протесты уже осенью, и привести к негативным последствиям для власти.

«СП»: — Стоит ли игра свеч, сколько на реформе выиграет правительство?

— Реформа, я считаю, означает разгром системы длинных — пенсионных — денег, и системы накопления в целом. Думаю, молодежь и люди среднего возраста, глядя на происходящее, понимают: бесполезно рассчитывать на любые накопительные схемы в нашей стране. Я очень сомневаюсь, что кто-то теперь будет пользоваться и долгосрочными банковскими вкладами — просто из опасений, что государство, учитывая его повадки, наложит руку и на кредитные организации.

Думаю, такая реакция окажет парализующее действие на финансовую систему России. Одно это подрывает инвестиционный климат, об улучшении которого — на словах — так пекутся члены экономического блока кабмина.

Мало того, реформа стимулирует граждан уходить в экономическую тень. Люди понимают: та часть заработка, которую работодатель отчисляет на страховые взносы — просто пустая трата, поскольку эти деньги никогда к ним не вернутся.

Поэтому я уверен, что теперь значительно увеличится число работающих по серым схемам. Мы уже сталкивались с подобной реакцией, когда в 2016 году Минфин отказался индексировать пенсии работающим пенсионерам. Этот шаг привел к тому, что практически 6 млн. работающих пенсионеров вдруг «перестали» работать. Элементарный подсчет показывает: то, что власти сэкономили на индексации, оказалось в 3 раза меньше того, что они потеряли на налогах из-за ухода в тень работающих пенсионеров.

Не исключаю, что нечто подобное произойдет и сейчас — с плательщиками в Пенсионный фонд. Излишне говорить, что такая ситуация правительством не рассматривается и не учитывается.

Как заявил Максим Топилин, за шесть лет реформа пенсионной системы принесет в бюджет 3 триллиона рублей. Но надо понимать: это в лучшем случае, поскольку расчеты Минтруда не учитывают косвенных затрат. Например, на решение проблем безработицы, на увеличение социальных выплат по другим каналам, поскольку многие пожилые теперь будут пытаться оформить инвалидность, и все-таки выйти на пенсию.

Наконец, расчеты Минтруда не учитывают, что пенсионная реформа, наряду с повышением НДС, влечет за собой стагнацию в экономике. В итоге экономические потери от реформы могут кратно превысить экономию от нее.

«СП»: — По версии доктора экономических наук Никиты Кричевского, у Кремля просто нет другого выхода. К 2022 тому начнут выходить на пенсию первые граждане, которые имеют право на накопительную часть пенсии — и выяснится, что большая часть НПФ испарились вместе с деньгами. Тем самым будет нанесен колоссальный удар по репутации власти. Это похоже на правду?

— Я считаю, стратегической мотивации у кабмина просто быть не может. Раз так, вполне возможно, что правительство затевает абсурдную реформу — вредную для государства политически и экономически — только для того, чтобы закрыть вопрос с разворованными деньгами НПФ.

В суматохе, которая сейчас образовалась вокруг пенсионной системы, вопрос о НПФ просто утонет. Накопительная система, замечу, существовала с начала нулевых, так что к чьим-то рукам, по всей видимости, прилипли серьезные деньги. Готов спорить, что часть из них переведена в неликвидные активы, и представляет собой классическую дыру — ущерб, который будет покрыт государством.

Так что Кричевский может оказаться прав. В нашей стране подобные простые объяснения, к сожалению, зачастую оказываются самыми реалистичными.

Пенсионная система: КПРФ организует в Москве митинг против пенсионной реформы

Новости политики: Кремль запретил использовать словосочетание «пенсионная реформа»

Источник