Ирина Шейк // Фото: Инстаграм

Знаменитая манекенщица в апреле прошлого года подарила дочь голливудскому актеру Брэдли Куперу. С объектом грез многих девушек Ирина Шейк встречается уже около четырех лет, однако до сих пор не связали себя узами брака. Спустя несколько месяцев после рождения первенца, 32-летняя модель вернулась к работе, но, несмотря на плотный график, все свободное время старается уделять малышке. 

Ирина не спешит обсуждать с поклонниками свою личную жизнь и делиться фотографиями маленькой Леи, предпочитая публиковать лишь новости о достижениях на подиуме.

«Мне не кажется, что я должна говорить о личной жизни или пытаться акцентировать на чем-то внимание. Вне работы я самый обычный человек, который хочет спокойно гулять, как и другие. Не хочу, чтобы кто-то совал нос в мои дела», — отметила Шейк.


Ирина Шейк вместе с мамой // Фото: Инстаграм

Любопытные поклонники пока могут любоваться фотографиями звездной наследницы лишь на страницах западной прессы — папарацци буквально преследуют Шейк и Купера, желая запечатлеть семейную идиллию.

Детство Леи сильно отличается от того, что пережила сама модель в Еманжелинске — Ирина познала, что такое бедность и тяжелый труд, работала маляром в местной больнице, чтобы получить хоть какие-то деньги. Именно поэтому Ирина планирует воспитывать дочь в строгости, не балуя девочку роскошным образом жизни. 

«Можно расти в богатых или бедных семьях, быть из среднего класса, но при этом иметь хорошие жизненные ценности. Все зависит от того, чему вас научили. Моя мама и бабушка объясняли нам, что надо всегда стоять на своем, прививали манеры и воспитывали уважение к старшим. Я определенно собираюсь передать это моей дочери», — рассказала модель.

Ирина также призналась, что никогда не мечтала стать моделью: много лет назад ей просто были нужны деньги. Она выдержала и сильную конкуренцию, и критику в свой адрес. Как вспоминает Шейк, ей не раз говорили, что у нее слишком темная кожа, а также есть лишний для модели вес. Но она не хотела ничего менять. «Я никогда этого не делала, потому что всегда знала, что я есть на самом деле. Думаю, люди чувствовали мою энергию. Может, из-за того, что я русская», — смеется звезда.

В начале карьеры ей приходилось чуть ли не выживать в Париже на 40 евро в неделю, питаясь одним лишь рисом. Однако манекенщица никогда не соглашалась на проекты, которые были ей неинтересны.

«Мы живем в XXI веке, когда женщина может выражать свою сексуальность и не стыдиться собственного тела. Я не снимаюсь топлес — это мое личное решение. Но если меня попросят обнажиться и мне нравится проект, соглашусь раздеться. Я воспринимаю такие съемки, как искусство», — призналась Ирина в интервью изданию Evening Standard.