Последний писк моды в Японии - свадьбы без жениха

В Японии изобрели ежедневные газеты нового поколения

Метро Москвы наотрез отказалось от «толкачей» в час пик, как в Японии

В преддверии 55-летия, которое грядет 12 июля, Александр Домогаров рассказал о двух фильмах, в которых недавно снялся. Что примечательно, обе картины связаны с Японией...

Первая лента - «В плену у сакуры» - вообще российско-японская. Это любовная история русского офицера и японской девушки, которая случилась во время Русско-японской войны 1904-1905 годов.

- Снимали лагерь военнопленных в городе Муцияма. Там до сих пор есть русское кладбище, на нем 98 могил. Матрос, рядовой, матрос, снова рядовой... И там есть бюст человека, который был командиром, - Василий Бойсман. Это персонаж, которого я играл, - рассказывает Александр. - 98 могил - и все погибшие лежат лицом на северо-восток. Лицом к родине. И на кладбище нет ни одного упавшего листочка. За русскими могилами ухаживают японские школьники. Я смотрел и думал: «А как они относятся к своим бабушкам и дедушкам? К отцам, матерям?» Это ко всем нам вопрос...

Ну а во втором фильме Домогаров сыграл легендарного разведчика. Сериал так и называется «Рихард Зорге».

- Опять возвращаюсь к Японии, потому что Зорге был казнен в Японии, - продолжает актер. - И это единственная страна, где поставили памятник резиденту иностранной разведки. Сейчас все говорят о гении Рихарде Зорге. Якобы американцы до сих пор преподают какие-то вещи по его дневникам, по запискам. Он писал их в тюрьме, ему разрешили пользоваться печатной машинкой. Но он не мог править текст.

Рассказывают, что рядом с ним стоял человек, он вынимал готовый лист, вставлял новый - и Зорге снова печатал. И этим он занимался три года, поскольку арестован был в октябре 1941-го, а казнен в 1944 году.

Ему была назначена мера наказания: казнь через повешение. И три года он ждал стука в дверь: утреннего, обеденного, вечернего... Я не знаю, какой нужно силой воли обладать, чтобы вынести это ожидание...

Кстати, главная заслуга Зорге даже не в том, что он первый сообщил, что 22 июня начнется война. А в том, что он доказал: нападения японцев не будет. Все проанализировал и сообщил, что в Японии нет топлива для сухопутных войск. И тогда наши дальневосточные армии в течение двух недель были переброшены в другие места, что и стало спасением для Советского Союза.