10 миллионов гробов от правительства Российской Федерации

На фото: пенсионер в отделении Пенсионного фонда РФ (Фото: Александр Рюмин/ТАСС)

Международное рейтинговое агентство Moody’s неожиданно пришло на помощь российским властям и 21 июня назвало плюсы повышения пенсионного возраста. По подсчетам специалистов, этот шаг позволит увеличить трудоспособное население более чем на 12 млн. человек к 2036 и снизит нагрузку на бюджет. По прогнозу Росстата, к началу 2036 года численность трудоспособного населения, если не менять пенсионный возраст, сократится до 79 млн. человек с нынешних 82,3 млн. человек. Предложенное повышение позволит увеличить этот показатель до 92 млн. человек к середине 2030-х годов. Однако агентство не рассматривало вопрос о том, будут ли в стране эти рабочие места, особенно для пожилых работников.

Власти, правда, сейчас всеми силами пытаются убедить общество, что они вовсе не пожилые, и вообще, после 60 жизнь только начинается. Так, главный внештатный гериатр Минздрава России Ольга Ткачева недавно заявила, что процесс биологического старения людей сильно замедлился, и теперь 60-летнего человека можно назвать пожилым или старым только условно.

«Сегодня даже 60-летнего человека мы называем пожилым достаточно условно, потому что с биологической, с медицинской точки зрения этот человек достаточно сохранный сегодня. Это человек с хорошим образованием, с хорошим опытом, с хорошим здоровьем и человек, который уже состоялся, это вообще пик жизни, а мы сегодня говорим, что это пенсионный возраст», — заявила гериатр.

Более того, работа, по мнению Ткачевой, даже увеличивает продолжительность жизни.

«Человек, который продолжает активно работать, который востребован, он дольше живет. У него медленнее происходят процессы старения», — убеждена Ольга Ткачева. По ее словам, после увеличения пенсионного возраста уже к 2024 году средняя продолжительность жизни у мужчин увеличится до 72,3 лет с нынешних 67,5, а у женщин — до 82,1 с 76,7 лет. Что ж, возможна работа главным внештатным гериатром Минздрава РФ действительно продлевает жизнь. Но можно ли то же самое сказать о тех, кто трудится на заводах, стройках и прочих менее комфортных производствах?

Не говоря уже о том, что уже сейчас экономисты не могут предсказать, что будет с рынком труда, когда работодателям придется решать: оставить ли опытного, но пожилого работника, или предпочесть ему менее знающего, но молодого и энергичного. Кто-то в этой ситуации точно останется лишним, либо экс-пенсионеры, либо молодежь, которой в поисках работы придется уезжать за рубеж, где и так востребованы наши программисты, летчики и другие специалисты.

Кто может гарантировать, что «молодые мозги» не начнут «утекать» из страны с новой силой? Даже несмотря на то, что сейчас Минтруда пугает граждан тем, что из-за провала рождаемости в 90-х через десять лет нас ждет дефицит трудовых ресурсов. А с другой стороны, тот же глава Счетной палаты Алексей Кудрин говорит о том, что благодаря цифровизации уже в ближайшие годы удастся сократить чиновников на 30%. Но ведь то же может коснуться и других специальностей.

Эта дилемма автоматически была бы решена, если бы в стране в большом количестве появлялись рабочие места, например, благодаря масштабным инфраструктурным проектам или тому самому экономическому прорыву, о котором так любят говорить в правительстве. Тогда стране действительно понадобились бы дополнительные рабочие руки, и повышение пенсионного возраста было бы обоснованным. Но пока ничего подобного не просматривается. Экономика растет очень вялыми темпами, едва превышающими 1% (а, по мнению некоторых специалистов, на самом деле и вовсе стоит на месте). И если уже сегодня людям за 50 тяжело найти работу, особенно в маленьких городках, где жителям часто приходится вахтовым методом ездить в мегаполисы, то что будет с гражданами 60+, которых работодатель решит отправить теперь уже не на пенсию, а просто в никуда?

Министр труда Максим Топилин выразил уверенность в том, что государство сможет защитить пожилых граждан от негативного отношения работодателей, а если их все-таки уволят, посоветовал жаловаться в Роструд на дискриминацию. Также Топилин напомнил, что сейчас уровень безработицы среди молодежи выше, чем среди пожилых людей.

Премьер-министр Дмитрий Медведев 18 июня пообещал, что он лично будет контролировать, чтобы люди старшего возраста имели работу.

«Мы должны предпринять все усилия, чтобы устранить любые ограничения при приеме на работу людей, уже достигших определенного возраста, чего люди наши уже давно требуют. Я поручаю Роструду особенно внимательно следить за этими процессами, если граждане хотят работать, они должны работать, тем более что доход от такой работы всегда выше пенсии, и нам необходимо обеспечить людям в нашей стране такую возможность», — заявил он.

Роструд, конечно, может «следить», но законодательной базы, запрещающей работодателям увольнять пожилых или, как теперь говорят, «условно пожилых» работников, на сегодняшний день просто не существует. Точнее, дискриминация по возрасту запрещена, но, как говорят юристы, доказать такой факт в суде практически невозможно. В Германии, например, тарифные договоры на многих предприятиях предусматривают невозможность увольнения по желанию работодателя людей старше определенного возраста после определенного периода работы на предприятии (40−45 лет после 10−15 лет работы).

Кроме того, там существует закон о защите от увольнения (Kuendigungsschutzgesetz), который строго регламентирует процедуру расторжения трудового контракта на средних и крупных предприятиях. Согласно статье 1 этого закона, при каждом увольнении должны учитываться социальные факторы: трудовой стаж и возраст работника, количество иждивенцев, возможная беременность, инвалидность и ее степень. Если социальные факторы не были учтены, то увольнение считается незаконным.

Российские профсоюзы, которые теоретически могли бы вступаться за «условно пожилых работников», зачастую выполняют у нас в стране номинальную функцию. Кто-то помнит у нас в последние годы организованные масштабные акции протеста, которые регулярно проходят в той же Франции, стоит властям хоть немного покуситься на права этих работников? Наконец, если властям все же удастся гарантировать права «условно пожилых работников», то, как уже было сказано выше, что в таком случае делать невостребованным молодым?

Кажется, на все эти вопросы у правительства нет ответов или они просто не задумывались над ними, пойдя по самому легкому пути и решившись на повышение пенсионного возраста в стране — без обеспечения базиса, который оправдал бы этот шаг и сделал бы его эффективным вместо того, чтобы создать еще больше проблем.

Искать выход из ситуации придется самим гражданам, которых эти реформы коснутся, что они и начали делать. 22 июня в Красноярске состоялся согласованный митинг против пенсионной реформы. Причем собравшиеся, а это около тысячи человек, не просто протестовали, но и предложили альтернативный вариант пенсионных изменений.

«В резолюции мы предлагаем не проводить пенсионную реформу в том виде, в котором ее предлагает правительство РФ. У нас есть альтернативная программа, основной ее пункт — организация 2 млн. новых рабочих мест до повышения пенсионного возраста», — рассказал зампредседателя красноярской профсоюзной организации Сергей Ледовских.

Сторонники повышения пенсионного возраста, в основном из состава правительства, говорят о том, что мера давно назрела, что во всем цивилизованном мире на пенсию выходят намного позже, чем у нас, и так далее. Но дело в том, что противники выступают не столько против повышения пенсионного возраста, сколько против того, чтобы делать это без настройки остальной части пенсионной системы, да и экономики в целом. Не случайно ведь при обсуждении стратегии развития пенсионной систем в 2012 году было решено отложить этот вопрос до 2030 года, пока не будут решены остальные проблемы. Проблемы никуда не делись, их стало только больше, но правительство все равно пошло на этот шаг. Поэтому если закон будет принят в нынешнем виде, это чревато еще большими трудностями.

Как рассказал «СП» доцент кафедры мировой экономики, финансов и страхования Академии труда и социальных отношений, а также руководитель департамента социального развития аппарата Федерации независимых профсоюзов России Константин Добромыслов, в результате повышения пенсионного возраста на рынке труда появится дополнительно десять миллионов рабочих рук. Если учесть, что это будут граждане «условно пожилого» возраста с вполне не условными проблемами со здоровьем, без создания рабочих мест и реальных реформ со стороны правительства эти люди могут, не доработав положенный срок, отправиться не на пенсию, а прямиком на кладбище.

— Правительство не выполнило наши договоренности, достигнутые в 2012 году, когда принималась долгосрочная стратегия развития пенсионной системы РФ, — рассказал «СП» Константин Добромыслов. — Эта стратегия была утверждена распоряжением правительства 25 декабря 2012 года, напомню ее номер — 2524. Вопрос о повышении пенсионного возраста при обсуждении поднимался. Но в связи с тем, что количество проблем в нашей пенсионной системе очень велико, он является далеко не первоочередным и не может быть решен сам по себе. Поэтому мы и договорились о том, что до 2030 года эту тему поднимать не будем, а когда остальные проблем будут решены, плавно перейдем к этому вопросу.

До выборов Ольга Голодец нас всегда заверяла, что вопрос о повышении пенсионного возраста в правительстве не стоит, и все будет соответствовать договоренностям. Эти же обещания были подтверждены в январе 2018 года, когда подписывалось генеральное соглашение между социальными партнерами — работодателями, профсоюзами и правительством. Сегодня мы видим нарушение этих договоренностей.

«СП»: — Какие основные проблемы возникнут, если поднять пенсионный возраст сейчас?

— Прежде всего, это затронет не работающих пенсионеров, а тех людей, которые не станут пенсионерами и останутся в рядах рабочей силы. Ежегодно у нас на пенсию выходит порядка 1 млн. 800 тыс. человек. За пять лет для мужчин и за восемь для женщин мы получим около десяти миллионов работников. Значит, необходимо будет создать 10 миллионов новых рабочих мест для того, чтобы всю эту массу рынок смог поглотить.

Сегодня у нас безработица на уровне 5%. Еще после предыдущих майских указов президента была принята программа по созданию 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест. Программа не сдвинулась с места, практически ничего по ней не сделано. Как мы сегодня в условиях слабо развивающейся экономики создадим эти 10 миллионов рабочих мест? Это нереально.

«СП»: — Но глава Минтруда Максим Топилин, напротив, говорит о том, что без пенсионной реформы нас ждет дефицит рабочих рук…

— У нас нет дефицита рабочих рук. Сегодня в неформальной экономике находятся 15−20 миллионов человек. Если бы были рабочие места с достойной заработной платой, наверняка бы эти люди уже пришли в экономику. Мы же еще добавляем к ним 10 миллионов. Как мы их обеспечим? Разве что этим людям тоже придется уходить в серую зону и становиться нахлебниками всей системы.

Кроме того, ясно, что сами люди старших возрастов не уйдут, и они просто не дадут прийти на этот рынок молодежи. У нас и так сегодня высокая молодежная безработица, которая составляет 14−20%. А мы ее подстегнем до 30%. Правительство пока не сделало ничего, чтобы гарантировать им рабочие места, и это очень серьезный вопрос.

«СП»: — Какие еще проблемы вызовет повышение пенсионного возраста помимо возможного кризиса на рынке труда?

— Второй важный вопрос — это вопрос здоровья населения. Нужно признать, что российские мужчины и население вообще не блещут хорошим здоровьем. Болезни нарастают с 45−50 лет, когда люди уже имеют какое-то заболевание, которое необходимо лечить. И после повышения к 60 годам многие будут уходить на пенсию не по возрасту, а по инвалидности. Да, пенсия будет ниже, но они все равно пойдут на это.

Кроме того, будет повышаться количество больничных у работников. Если же они не будут брать больничные, будет повышаться смертность населения. Люди и так перестают брать больничные, потому что иногда их размер не соответствует заявленным требованиям. Раньше выплаты составляли 100%, сегодня же в связи с тем, что у нас действует определенная формула и зарплата учитывается за последние два года, реальная выплата по больничным составляет 50−60%. Из-за низких зарплат люди не берут больничные, болеют на ногах, отсюда повышается смертность и инвалидность. А все это — дополнительная нагрузка на социальную систему. Поэтому хотите-не хотите, одним повышением пенсионного возраста мы не решим вопрос повышения нагрузки на эту систему.

Пенсионная система: Пенсионная реформа: депутаты решили спросить совета экспертов

Новости экономики: Назван размер индексации пенсий в 2019 году

Источник