Особенности украинского торга: Меняем журналиста на террориста

На фото: украинский режиссер Олег Сенцов и главред агентства «РИА Новости Украина» Кирилл Вышинский (слева направо) (Фото: Александра Мудрац/AP/TASS)

Киев готов обменять арестованного на Украине журналиста Кирилла Вышинского на отбывающего в России наказание режиссера Олега Сенцова. Об этом во вторник, 22 мая, как сообщает РИА «Новости», заявила пресс-секретарь МИД Украины Марьяна Беца.

По ее словам, украинская сторона готова рассмотреть все варианты, так как «главная цель как для МИД, так и для правительства — это освобождение политзаключенных».

«Если это произойдет с помощью любой третьей страны — мы будем только рады. Все возможно. Я не могу раскрывать всех деталей. Могу сказать одно, что переговорный процесс не останавливается», — сообщила Беца.

Ранее такую возможность допускал и генеральный директор МИА «Россия сегодня» Дмитрий Киселев. По его словам, в данный момент «все средства хороши», и журналист должен быть на свободе, но решение должен принять сам Вышинский. При этом Киселев подчеркнул, что Сенцов осужден за терроризм и подрывную деятельность, а Вышинский ничем подобным не занимался, то есть «этот обмен будет, конечно же, неэквивалентным заведомо».

На заявление представителя украинского МИД уже отреагировали в Кремле. По словам пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, ему о таких инициативах неизвестно.

«Какой-либо информации мы не получали, но, в любом случае, подобные вопросы, конечно, не обсуждаются публично — это вопросы, которые любят тишину», — отметил Песков. Кроме того, он добавил, что заявления деятелей культуры, требующих освобождения Сенцова будут приняты во внимание.

По словам председателя Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Ларисы Шеслер, обмен заключенными между Россией и Украиной не формализован, не существует официальных процедур, расписывающих порядок передачи и условия передачи.

— Обычно, это так и проходит, озвучивается, как идея, потом какое-то предложение, и если это вызывает интерес у какой-то стороны, начинаются переговоры. Поэтому, я бы воспринимала такое заявление, как прощупывание почвы, насколько этот обмен приемлем для российской стороны.

«СП»: Стоит ли Москве соглашаться, если такое предложение поступит?

— Для меня обмен ни в чем неповинного журналиста на человека, обвинение которого доказано судом, является недопустимым. Это спровоцирует в дальнейшем просто бесконечный шантаж со стороны Украины. Тысячи людей, журналистов и представителей бизнеса из России работают сегодня на Украине. Одновременно с этим в России живут и работают миллионы украинцев. Судя по заявлениям националистических отморозков, в России вполне могут ожидать попыток диверсионных актов, провокаций и антигосударственных акций со стороны завербованных украинских заробитчан. И если Россия будет идти на обмен тех, кто замешан в этом на заложников, арестованных украинским властями, этот поток будет бесконечным.

«СП»: Кого в Москве и Киеве считают политическими?

— Сегодня на Украине содержатся сотни украинских и десятки российских граждан, которых арестовали по политическим мотивам. В основном это мирные люди, чья вина заключается в неприятии идеологии бандеровщины и украинского национализма. В России людей, которых на Украине считают политзаключенными, единицы, и это реальные преступники, подозреваемые в терроризме или шпионаже. Сорванный в декабре 2017 года обмен российских граждан показывает, что украинская власть рассматривает людей, содержащихся в тюрьмах СБУ, как обменный фонд, предназначенный для освобождения от наказания засланных террористов и провокаторов. Именно поэтому я уверена, что обмен «всех на всех» невозможен, поскольку Украина не собирается останавливаться в антироссийских провокациях.

Шантажистам нельзя платить — этот принцип останавливает цепь шантажа и киднэппинга. Никто не помешает Украине завтра арестовать других журналистов российского телеканала или российского телевизионного продюсера. Выполнение условий шантажистов поощряет преступление.

«СП»: — Кто в этом случае может оказаться в зоне риска?

— В зоне риска может оказаться абсолютно любой российский гражданин, который оказался доступным для СБУ. Это может быть артист телесериала, которые в огромном количестве снимаются на Украине, это может быть писатель-фантаст или эстрадный певец. Абсурдность обвинений и доказательств, предъявленных Вышинскому, показывает глубину правового беспредела, в который скатилась Украина.

«СП»: — Как долго это будет продолжаться? Есть ли способ остановить это?

— К сожалению, российская сторона очень слабо защищает своих сограждан, попавших в украинские тюрьмы. А именно эта защита, настойчивая и последовательная, может стать барьером для дальнейших провокаций.

Посмотрите, как упорно Украина обеляет Сенцова или Сущенко. Их имена склоняют на всех международных площадках, во всех международных инстанциях. На их защиту направлены огромные ресурсы — и информационные, и юридические, и политические.

В то же самое время, российские граждане, томящиеся в украинских тюрьмах, практически не упоминаются в МИДовских заявлениях. Кирилл Вышинский в этом смысле — исключение в силу своей профессии. Я думаю, что в МИД или в другой структуре должна быть создана рабочая группа по проблемам российских граждан, которые попали в тюрьмы Украины. Вести борьбу за них на всех уровнях и площадках — единственная достойная тактика, защищающая всех сторонников Русского мира.

— После информации о задержании Вышинского сразу появилась мысль о том, что одной из целей этого задержания будет обмен на Сенцова или Сущенко, — отмечает политолог Александр Дудчак.

— Складывается впечатление, что в Киеве подбирали кандидатуру на роль заложника, подходящего для обмена. В МИД Украины уже заявили, что такой вариант возможен (обмен на Сенцова) — это можно расценивать, как эскиз официального предложения.

«СП»: Насколько равноценным бы такой обмен?

— Равноценным такой обмен назвать нельзя: с одной стороны — Вышинский, человек, открыто выполнявший свои прямые профессиональные обязанности, вина которого в том, что его мнение и мнение его коллег не нравится официальной украинской власти. Задержание Вишинского очень напоминает захват заложника. С другой стороны — человек, обвиненный в подготовке теракта. Это не тот случай, когда уместно говорить об обмене «всех на всех». Уж очень различны у них составы преступления, точнее, состав преступления есть только у одной стороны предполагаемого обмена. Если такой обмен произойдет, то в Киеве будут говорить о признании Москвой политических, а не уголовных причин ареста Сенцова. Тем не менее, это все же предмет для переговоров, ведь рассуждать легко, не находясь в местах лишения свободы.

«СП»: — Если обмен произойдет, не войдет ли Киев во вкус?

— Такая практика не нова. Уже отмечалось, что украинская сторона при обмене пленными в Донбассе предоставляет на обмен и задержанных гражданских лиц. Да, они могут войти во вкус. Это уже продемонстрировали задержанием рыболовецкого судна «Норд». Практика порочная, до добра не доведет, лишь способствует усилению напряженности в отношениях двух стран. Бессмысленно призывать к здравомыслию тех, кто организовывал расстрелы своих же сторонников на Майдане.

«СП»: — Есть ли у Москвы способ остановить это?

— Сложно вести переговоры с государством, где терроризм возвели на государственный уровень, с помощью террора была установлена сама власть и с его же помощью удерживается. Задача осложняется тем, что опускаться до уровня ответа такими же террористическими методами Москва не будет, а на стороне Киева выступают многие страны Запада. Дело не в том, чтобы разрешить эту конкретную проблему с конкретными людьми, а в том, чтобы подобное беззаконие не повторялось. Украина может нарваться на жесткие ответы в сферах, далеких от СМИ — в переговорах по транзиту газа, по безопасности Крымского моста и связанными с этим проверками судов и т. д. Вновь возникает риторический вопрос: неужели это нужно Киеву?

Новости Украины: Украинский депутат пообещал уничтожить Крымский мост

Источник